Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
пресса

Источник: "Совершенство", Санкт-Петербург, февраль, 2009
Автор: Татьяна Болотовская

В «Ледниковом периоде»-3 олимпийская чемпионка Екатерина Гордеева, которая уже больше десяти лет живет недалеко от Лос-Анджелеса и катается как одиночница, встала в пару. Проект подарил телезрителям возможность вновь видеть женственную, изящную фигуристку с обаятельнейшей улыбкой.

Совершенство: – Катя, вы смотрели предыдущие проекты «Звезды на льду» и «Ледниковый период»?

Гордеева: – Да, причем с большим удовольствием – и с каждым разом мне все больше и больше нравилось то, что там происходит. Сначала, признаюсь, я несколько скептически отнеслась к этой идее: не понимала, как можно ее реализовать с технической точки зрения. А потом увидела, что этот проект помогает фигуристам открывать новые возможности: артисты вносят свежую струю в наше повседневное катание и благодаря им фигуристы раскрываются с артистической точки зрения. Поэтому, когда Илья Авербух предложил мне поучаствовать в «Ледниковом периоде», я была искренне рада.

– Вы выступаете в различных мировых шоу по фигурному катанию. Неужели на проекте «Ледниковый период» царит более креативная атмосфера?

– В профессиональных шоу тоже много творческих интересных номеров, но они не столь актерские, потому что все-таки в них принимают участие только фигуристы…

– Что вы лично приобрели благодаря участию в этом проекте?

– Во-первых, очень много новых друзей. Не могу сказать, что на проекте я ощущала дух соревнования. Меня, скорее, привлекал креатив, а не желание выиграть. Радовала мощная поддержка Ильи Авербуха, который не боится экспериментировать с любыми, даже, на первый взгляд, бредовыми идеями. И в результате получаются потрясающие номера! Нередко мне казалось, что под ту или иную музыку невозможно хорошо откатать программу, невозможно даже ее придумать, но у нас была настолько классная команда, что общими усилиями из маленьких деталей, начиная с хореографии и заканчивая костюмами, все складывалось. И я очень благодарна всем. А еще… Вы знаете, после смерти моего партнера и мужа Сергея Гринева я выступала как одиночница и, честно признаюсь, ужасно соскучилась по парному катанию. Мне было интересно снова кататься с партнером, и «Ледниковый период» предоставил мне такую возможность. Я была очень рада, что катаюсь именно с Егором Бероевым. Он очень сильный, интересный человек и талантливый актер. Каждая тренировка становилась для меня праздником. Егор часто брал инициативу в свои руки, например, почти вся музыка была предложена им – он находил разные варианты, приносил фонограммы, и мы уже вместе выбирали мелодию для танца.

– Вы сразу нашли общий язык?

– Да, у нас сразу возникло и взаимопонимание, и взаимоуважение, и идеи у нас были общие.

– Вы делали очень высокие поддержки. Не страшно? Ведь все-таки вы были в руках фигуриста-непрофессионала?

– Я сразу поняла, что у Егора очень сильные руки. И я не боюсь – все-таки много лет откаталась в паре. Конечно, я не отношусь легкомысленно к опасным элементам, но Егор – молодец, и ему можно доверить себя!

– Что самое главное в партнерских отношениях – на льду и в жизни?

– Обязательно должна быть симпатия, взаимопонимание, терпение, поддержка, умение идти на компромисс. Это как в семейной жизни. Для меня отношения с партнером на льду – знакомая тема, ведь я пятнадцать лет прокаталась в паре, знаю, как надо себя вести.

– То есть правила удачных партнерских отношений одинаковы и в семейной жизни, и на льду?

– С одной стороны, сравнивать нельзя, с другой – действительно, есть много общего.

– Тогда поделитесь опытом: как с минимальными потерями сохранить партнерские отношения?

– Трудно давать советы, но я скажу о себе. Я никогда не ругаюсь, не кричу. Думаю, что я выработала в себе умение понять другого человека и саму конфликтную ситуацию. Очень часто бывает, когда хочется разорвать отношения, поссориться, обидеться, уйти, но, когда нарастает конфликт, есть смысл его лишний день обдумать. Я могу просто не прийти, если знаю, что будет еще хуже, так как есть риск сорваться, наговорить гадостей. И даже на этом проекте дважды я отменяла тренировки, понимая, что надо просто переждать. И в жизни это правило помогает.

– Сколько лет вы не выступали в России?

– Лет двенадцать не выступала в Москве. В Петербурге выступала одна, когда Илья Авербух пригласил на «Хрустальный лед». Нас очень многое связывает с Америкой. Но и в России я чувствую себя дома. У меня здесь мама, сестра, я приезжаю несколько раз в год. Но там обе девочки учатся в школе. Я тренирую младшую дочку – ей семь лет. Старшей шестнадцать, но она уже не катается.

– Понятно, что вам хватает движения на работе, но все-таки какие у вас отношения с фитнесом?

– На самом деле, я очень люблю двигаться. Мне нужна физическая нагрузка, я к ней привыкла. И если я остаюсь без движения, тело просто ломит.

– Какие виды физических нагрузок вам доставляют удовольствие?

– Не люблю качать мышцы, заниматься на тренажерах. Мне нравится заниматься йогой, танцами, играть в теннис, просто бегать.

– Как много всего! А если говорить о танцах и о йоге, то есть предпочтения?

– Из танцев – сольная латина, в йоге пробую разные направления. Мне не нравятся упрощенные варианты, основанные на правильном дыхании, предпочитаю упражнения на растяжку. Но я не так много занималась йогой, чтобы точно сказать, какое направление мне ближе. Еще мне интересен пилатес.

– Не возникали сложности в обучении танцам, ведь фигурное катание – это совершенно другая техника?

- Все зависит от уровня и от вида танца. Хип-хоп у меня не получился, а джаз давался легко, так как в детстве занималась хореографией. Но, конечно, более профессиональные танцы – это сложно и очень отличается от фигурного катания.

– Вы рассматриваете танец как способ снятия стресса?

– Да, мне это очень помогает. Иногда танцую, когда дома одна. Когда ребенок был маленьким и я порой сильно уставала, то просто начинала танцевать, и мне становилось легче.

– А есть другие способы разрядки?

– Мне очень помогают любые физические нагрузки. Я очень люблю бегать на природе, идеально – в лесу, чтобы вокруг было красиво. Именно тогда я могу побыть самой собой. Дело в том, что я полностью отдаю себя семье, а вне дома мне надо все время что-то делать для других. И только когда занимаюсь фитнесом, йогой или танцами, понимаю, что это мое время, и я посвящаю его себе. Когда у меня стресс, плохое настроение, кажется, что ничего не успеваю, то… иду в танцевальный класс или на лед. Некоторым женщинам в таких ситуациях помогает шопинг, но мне в плохом настроении нельзя идти по магазинам. Лучше уж снять стресс движением!

– А экстрим любите?

– Наверное, раньше больше, чем сейчас. В свое время я и с парашютом прыгала. Но с появлением детей желание испытать экстремальные ощущения немного притупилось. Хотя, я думаю, любой спортсмен, прошедший чемпионаты мира, Олимпиады, – игрок…

– Часто ли вы бываете в театрах, в кино?

– В Москве намного больше возможностей, чтобы куда-то сходить – каждый вечер идет что-нибудь, заслуживающее внимания. Я люблю и театр, и кино, и различные шоу, но всюду хожу с детьми. У меня семейная жизнь. Конечно, я позволяю себе куда-то пойти одна, но это бывает довольно редко.

– То есть вы себя полностью посвящаете дочкам?

– Не совсем так. Старшую дочь я отдала маме и начала готовиться к Олимпийским играм. Можно сказать, забыла о ребенке, так как для меня был очень важен спорт. Сейчас я стала более ответственной, мне доставляет удовольствие быть рядом с Дашей и Лизой.

– Они похожи на вас?

– Больше на отцов: старшая, Даша – на Сережу, а Лиза – на Илью. Они и по характеру разные.

– Какую черту вашего характера вы хотели бы видеть в Даше и Лизе?

– Мне кажется, у меня есть интерес к жизни. Ужасно, когда люди говорят, что многое прошли и им уже ничего не интересно. Но при этом, наверное, я бы хотела, чтобы дочки были более уверены в своих решениях, смелее в поступках, чем я.