Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков - www.gordeeva.ru
пресса

Источник: газета республики Мордовия "Столица С"
Автор: Ольга Воронина

ЛЕГЕНДАРНАЯ ФИГУРИСТКА ЕКАТЕРИНА ГОРДЕЕВА – О ЛЕДОВОЙ КАРЬЕРЕ И ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ Громкая слава. Неземное счастье. Смерть возлюбленного... Уже в 16 лет Екатерина Гордеева вместе со своим партнером — Сергеем Гриньковым — покорила сердца миллионов любителей фигурного катания. Искусство уникальной пары вызывало восхищение публики, а их любовь вдохновляла самых отъявленных пессимистов. Кате было 24, когда весь мир для нее перевернулся: 20 ноября 1995 года сердце Сергея внезапно остановилось прямо во время выступления в американском Лейк-Плэсиде — обширный инфаркт... Она не сломалась, выпустила две книги в память о возлюбленном, которые в одночасье стали бестселлерами, и... начала все с начала. «Нужно просто понять, что жизнь продолжается», — такова философия двукратной олимпийской чемпионки Екатерины Гордеевой, которая поделилась своими мыслями и чувствами с ОЛЬГОЙ ВОРОНИНОЙ.

Когда-то Катя была любимицей всего Советского Союза, сегодня живет в США. Сказать, что она имеет бешеную популярность у заокеанской публики, значит, не сказать ничего. Ее второй муж, олимпийский чемпион Илья Кулик, в глазах американцев — Ди Каприо на коньках. А вот на родине фигуристку стали забывать. Однако появление этой миниатюрной женщины, смотрящей на мир чистыми, как лед, глазами в популярном телешоу Ильи Авербуха, вновь вызвало к ней бурный интерес россиян. Пара Гордеева — Бероев сразу же стала одной из главных сенсаций «Ледникового периода». При этом дуэт явно выбивается из дружного строя участников своей утонченностью, ореолом духовности и интеллекта. Несмотря на свою хрупкость, Катя Гордеева — человек-кремень. Жалобы на тяжелую женскую долю и слезы — не ее конек. Когда-то она упорно избегала журналистов, сегодня же общается с ними легко и откровенно... Корр.«С» долго не могли взять у нее интервью — фигуристка гастролировала в Минске с шоу Авербуха. Но вскоре день беседы был назначен. В 23.30 Екатерина сама набрала телефонный номер корр.«С». Чувствовалось, что она была немного уставшей и, видимо, от этого более откровенной...

— Когда вы поняли, что коньки — ваша жизнь?
— Наверное, лет в семь, когда стала получать от катания настоящее удовольствие. А заниматься начала в 4 года. Сколько себя помню, вставала в половине шестого утра, потому что уже через час начиналась тренировка. Но я никогда не капризничала, потому что считала это «моей работой», которую нельзя прогуливать. Я была маленькой худенькой девочкой, и тренер возлагал на меня особые надежды. Ребята-фигуристы нуждались в партнерше, которую могли бы легко поднимать на руки. Какое-то время разрывалась между катком и танцами. Мой отец Александр Гордеев, участник Ансамбля песни и пляски Красной армии им. Александрова, мечтал, чтобы я пошла по его стопам. Но фигурное катание привлекало сильнее. Во-первых, потому, что лучше получалось. Во-вторых, хоре¬ограф из нашей секции нравился больше, чем учитель танцев... Но только с годами поняла, что никогда бы не стала олимпийской чемпионкой, если бы не моя бабушка. Бабушки — это секретное оружие России. Без них распадались бы семьи, а дети не смогли бы выбрать будущую профессию. Мне было тяжело: я мерзла на льду, падала, получала синяки и шишки, сильно расстраивалась, когда не справлялась с прыжком или поворотом. Бывало, тренер обижал. Но бабушка всегда оказывалась рядом. Успокаивала. Вдохновляла. Она отдавала мне все свое время и делала то, что не могли родители. Папа с мамой много работали. Им было не до моей спортивной карьеры.

— Но талантом вас Бог не обидел. К тому же у вас с Сергеем Гриньковым получилась идеальная пара, которая не просто исполняла элементы, а жила на льду...
— Сначала это были элементы и техника, но, когда мы стали мужем и женой, появились особые чувства и страстное желание выплеснуть их на льду. Я вдруг осознала, что не нужно катать и показывать КОГО-ТО, гораздо интереснее раскрывать перед зрителями и судьями свой внутренний мир. И все наши программы, особенно последние, были посвящены нашим чувствам, мыслям и ощущениям.

— Как-то Сергей признался, что именно вы были главной в паре...
— Он был настолько сильным человеком, что открывал на льду не себя, а меня. Он сделал все, чтобы я расцвела — как фигуристка и как женщина. Я же всегда осознавала, что без него ничего не смогу сделать. И то, что он мог преподнести меня на льду, было его уникальной способностью как партнера.

— В вашей паре царила особенная, добрая, атмосфера — ни ссор, ни шпилек в адрес партнера. Очень редкое для фигурного катания явление...
— Действительно, мы никогда сильно не ругались, все наши разборки по поводу ошибок — это всего лишь разговоры и обсуждения. Секрет прост — мы понимали друг друга. К тому же Сергей был настоящим джентльменом и очень... человечным, другое слово трудно подобрать. Для него на фигурном катании жизнь не заканчивалась, огромную ценность имели отношения, любовь, семья, друзья. Поэтому сорвать плохое настроение или усталость на любимом человеке он себе позволить не мог.

— А вот ваша мама как-то призналась журналистам, что у вас тяжелый характер.
— Правда? Это, наверное, потому, что в детстве я была очень требовательной и вспыльчивой. Например, всегда заставляла родителей привозить меня вовремя на каток. Чуть что — показывала характер. Но это была юность со свойственной ей нетерпеливостью и отсутствием мудрости. Сейчас моя старшая дочка — 16-летняя Даша — переживает такой же период взросления. Так что я прекрасно понимаю, ЧТО имела в виду моя мама. Я же со временем стала гораздо спокойнее и мудрее.

— Как вы решились в 20 лет, на пике спортивной карьеры, родить Дашу?! У вас тогда намечался контракт в США, впереди были Олимпийские игры...
— Мы тогда только поженились с Сергеем и закончили, как нам казалось, карьеру. В это время последовало приглашение в тур по 60 городам Америки. Впереди замаячил контракт со знаменитым на весь мир шоу «Звезды на льду»! И вдруг посередине гастролей узнаю, что беременна! Было очень жалко прерывать интересную работу. Но потом решили оставить ребенка и... кататься дальше в туре. Немного облегчили номер и — на лед! Так я докаталась почти до четырех месяцев, при этом ничего не боялась. Была уверена, что Сережа сделает все поддержки аккуратно и спокойно. Он очень радовался будущему ребенку. После рождения Дашки нас сразу же взяли в «Звезды на льду». Мы начали набирать форму, да так хорошо, что многие уговаривали вернуться в спорт. В итоге мы вернулись. И выиграли Олимпиаду в Лиллехаммере. Это был 1994 год...

Здесь Катя взяла паузу... 20 ноября 1995 года Сергей Гриньков умер. Ему было всего 28 лет. Инфаркт убил его прямо на катке Лейк-Плэсида. Играла музыка Грига, и пока фигурист умирал, никто из присутствующих не мог понять, что происходит. Усилия подъехавшей бригады врачей ни к чему не привели, им оставалось только констатировать смерть. Вскрытие показало, что Гриньков страдал серьезной болезнью сердечно-сосудистой системы, которая привела к закупорке коронарной артерии... Она стала вдовой в 24 года... Впервые с детских лет она осталась одна.

— После смерти Сергея я впала в какой-то страшный сон. Почти четыре месяца беспрерывно спала. Наверное, это меня спасло... За полгода до ЭТОГО у Сергея ужасно болела спина. Мы кололи, лечили как только можно. Но боли не проходили. Например, мы не могли докатать программу, которую он ранее легко выполнял, и все думали, что это из-за спины... Мне было трудно представить, как я буду кататься, не ощущая Сережиных рук, не видя его глаз. Было невыносимо думать, что кто-то другой дотронется до меня на льду. С 11-летнего возраста я чувствовала только одни руки — Сергея... Все это я рассказала священнику Николаю, который венчал нас с Сергеем. Он ответил: «Катя, пожалуйста, катайся. Я знаю, ты любишь свое дело и твое катание приносит радость многим». Затем добавил: «Не бойся вновь стать счастливой. Сергей поможет тебе в этом. Если ты встретишь еще кого-нибудь, приведи его в нашу церковь. Я благословлю ваш союз, и это будет благословением Сергея...»

Зимой 2000 года Катя Гордеева нашла себе пару. Но не на льду, а в жизни. Это был московский фигурист, олимпийский чемпион Илья Кулик, который после ухода из спорта тоже перебрался в Америку. Они познакомились в шоу «Звезды на льду». Только один раз вместе вышли на лед... А 15 июля 2001 года Катя снова стала мамой. В США у нее родилась вторая дочка — Лиза, и вместе с ней пришло счастье, которое наша героиня выстрадала и заслужила... Но с тех пор сотни раз слышала один и тот же вопрос: «Как ты могла, Катя? Зачем?» Многие поклонники не хотели расставаться с легендой. Они продолжали жить под впечатлением от сказочной любви Кати и Сергея.

— Вы сразу согласились принять участие в «Ледниковом периоде»?
— Илья Авербух приглашал меня еще на второй проект, но я отказалась. Тогда мы жили в Америке, да и Лиза была слишком мала. А вот на третий «Ледниковый период» согласилась. И очень этому рада.

— Катя, после смерти Сергея вы стали одиночницей и долгие годы катались одна. По сути, актер Егор Бероев — ваш первый партнер после Гринькова. Как вы решились отдать себя в руки незнакомого человека, да еще непрофессионала?
— Это было тяжело. Тем более Егор до проекта не стоял на коньках. Но я смотрела шоу и мне очень хотелось в нем участвовать. Я рискнула и не ошиблась. У Егора — двигательный талант. По всей видимости, у него мощный вестибулярный аппарат и сильные руки. Но не во всем доверяюсь ему. Мы оба осознаем, на что он способен, а на что нет. Однажды предложила одну поддержку, но Егор понял, что не осилит ее, и отказался. А вообще он ничего не боится. Молодец.

— Ваша пара получает одни шестерки, даже когда допускает ошибки. В последнее время видно, что Бероева это раздражает...
— Вы знаете, под конец проекта все очень устали. Каждую неделю надо готовить новую программу. Естественно, когда мы выступали с Сергеем Гриньковым, такого напряжения не было... Все раздражены, в том числе и Егор. Иногда он чем-то бывает недоволен, но мы не ссоримся. Что касается шестерок, то не будем же мы опротестовывать высокие оценки или жаловаться судьям?! На льду — полуфигуристы, и арбитры оценивают свое общее впечатление от программы. Заслуга Егора в том, что всем нравится наше катание.

— Ваша пара сильно отличается от других участников. Вы — словно из другого мира, где люди более нравственны, сильнее душой и умом. Это амплуа вашей пары или внутренняя атмосфера?
— Спасибо за теплые слова! Наша задача — доставить удовольствие зрителям. А на лед я выхожу такой, какая есть. Еще в детстве я решила, несмотря ни на что, оставаться собой...

Материал опубликован в еженедельной газете Республики Мордовия "Столица С"